Случайное фото


Уважаемые читатели! Предлагаем Вам оформить электронную подписку на газету 'Электрогорские вести'. Уже утром каждого четверга на вашей электронной почте будет лежать свежий выпуск газеты 'Электрогорские вести'. Подробности по телефону: 3-22-43

На гребне волны

Я пришла в Дом ветеранов, чтобы пообщаться с Валентином Евсютиным. С ним мы познакомились случайно, я как-то приходила в Дом ветеранов и увидела пожилого человека, сидящего на скамеечке и читающего книгу. Выглядел он так поэтично: в светлом свитере, белой фуражке, с подкрашенными сединой усами. Вид у него был подтянутый, собранный, какой-то слишком «говорящий» для людей его возраста.  Я  попросила разрешения сфотографировать его в одну из наших рубрик. Он не отказал. Когда поймала его спокойный, уверенный, умудренный  взгляд, мне показалось, что за этой выправкой – море интересного и глубокого опыта.

Яна Янковская

Как оказалось, он капитан дальнего плавания. Светлана Бурикова, заместитель директора Дома ветеранов  была удивлена, что он капитан. Зайдя в его комнату она спросила: «Вы в море плавали?» - «В море плавают рыбы, а я ходил».

Как же этот невысокого роста, щупленький парнишка, родившийся в 1932 году в поселке Дятьково Брянской области,  никогда не видевший моря, осмелился мечтать о покорении морей,  стать капитаном?.. Родители его были уважаемые люди. Валентин хорошо учился. Отец - главный инженер-конструктор Дятьковского хрустального завода, гордился им и хотел, чтобы сын пошел по его стопам. Но жизнь распорядилась иначе. По окончании школы друзья поехали в Клайпеду (сейчас это город на территории Литвы), поступать в мореходку. Не хотелось расставаться с друзьями, да и отставать тоже было негоже. И в 1950 году  Валентин поступил в мореходку. Отец был категорически против. Он был уверен -  военной дисциплины хлебнет, волны соленой неспокойной попробует и одумается, вернется в родные пенаты. Валентин хлебал и пробовал, и все больше и больше ему нравился вкус моря, мощь его стихии и убаюкивающее умиротворение большой воды.

В конце 53-го он встретил свою любовь. Поженились. А в конце 54-го у них родился сын и  Валентин наконец закончил мореходку. Он собирался остаться в Клайпеде. Отец решил, пришло время действовать, а не смотреть, как сын пускает свою судьбу в бескрайнее море. Они поговорили по-мужски, но это не подействовало. Тогда отец навалял сыну как в детстве, за непослушание, и как в детстве это сработало. Валентин вернулся домой на радость всем. Построил дом, пустил было корни. Но без воды засыхала его мечта. Он бросил все и уехал. Его звала первая любовь — море, которое осталось его самым верным, преданным спутником до сего дня. Жена с сыном последовали за ним. Сперва он служил на  военных судах, так называемых БОшках, больших охотниках или, как сегодня называют, сторожевиках. Но при Хрущеве сократили многих офицеров и лейтенантов, в том числе и его. Но Валентин Сергеевич  привык к борьбе, ведь только смелым покоряются моря. Он пошел работать на торговое судно в рыболовный флот. Ну и что, что тяжело не только в учении, но и в бою — главное, чтобы на своем месте и в своей стихии. «Я был крепким малым, -  вспоминает он, -  ничто меня не брало: ни качка, ни шторм, ни долгое отсутствие суши. Нас трое ребят таких попалось. Многим, кто только начинает ходить в море, привыкание нелегко дается. Укачивает сильно, как котята на палубе висят, пищу  переводят почем зря, а ведь нужно работать, лишних людей на борту нет. А если уж в первый раз, да еще в шторм крепкий попадут, так некоторые  кричат — пустите нас на сушу, мы пешком домой дойдем! Да, вода — это не твердь — это стихия. Не каждый сможет принять и ужиться с ее характером».

Самым штормовым на его памяти, да и вообще, был коварный Бискайский пролив — это между Францией и Испанией. Шторма там были крепкие. Порой волны были высотой  в 10-ти этажный дом, которые шли на судно стеной, а судно, с характером бесстрашного капитана, карабкалось на них, оказывалось выше, а значит, победителем в неравной схватке.

45 лет Валентин Евсютин ходил по морям-океанам. И более 20 лет  из них в звании капитана дальнего плавания рыболовного судна. Это время совпало с пиком расцвета Советского Союза -  капитан и его страна были на гребне волны. Возможно, страна верила, что эта волна вынесет ее на райский остров, где все будут счастливы как наш капитан, который открывал для себя совершенно иной мир, совсем неведомый тогда простому советскому гражданину. Он ходил по всему Атлантическому побережью, побывал в Канаде, Америке, Испании, Италии, Франции, Англии, Кубе и еще многих странах. Самым полюбившимся местом стали Канары. Там всегда лето 23-28 градусов тепла, а вода  градусов 30-33 — настоящий рай на земле.

В 1978 году он с экипажем попал в горячую точку. Стояли у Фолклендских островов, тогда Аргентина и Англия воевали. «Но мы всегда ходили под присмотром и охраной наших подлодочек. Кто ж нас мог тронуть», - с гордостью вспоминает Валентин Сергеевич. «С подводниками у нас были особо теплые отношения. Бывает, всплывают, прямо по корме шкребут.  Тросы им кинем, а они нам: «рыбки не насыпете?», - насыпем, что ж не насыпать — мы же что братья родные. Капитан поднимется в гости, потолкуем о том о сем. Да и с надводниками нашими  всегда общались. Если кто приболел, узнаем на каком судне какой врач, на катер и вперед. У нас было несколько катеров на корабле, каждый на 55 мест».

 В 1991 году распался Союз и страну бил один за другим кризис. Он бы еще походил в море, но после распада все пошло не так. В 1993 году он ушел на пенсию и вот тут для него начался настоящий шторм. «Жена у меня была хорошая, но ей не нравилось, что я надолго ухожу в море, - рассказывает он, да, минимум уходил в плавание на 175 дней. Отпуск хоть и накапливался большой, но очень часто его не догуливал до конца. У моряков отпуск меньше, чем у капитана. Вот у них кончается отпуск и  встает вопрос — то ли быть расформированными по разным судам и работать в подчинении другого капитана,  то ли настоять, чтобы меня отозвали из отпуска. Видимо, второй вариант был предпочтительнее. Я шел им навстречу и выходил в очередное плавание. С одной стороны, не хотелось терять команду, минимум с одной командой я работал по 8-9 лет, а с другой стороны, наверно, я постепенно терял семью». В семье его было неспокойно как в море. И когда наконец он насовсем вернулся домой, казалось, появилась возможность все наладить и зажить дружно,  ветра непонимания подняли шторм, которого не выдержали оба. Они развелись.  Валентин Сергеевич в 51 год  женился вновь и уехал в Подмосковье. Дети с мамой со временем переехали из Клайпеды в Калининград. Они и по сей день живут там, а мама (первая жена) уже умерла. К сожалению, и вторая жена Валентина Сергеевича уже покинула мир живых. Я спросила, не жалеет ли он  о чем, все ли успел в жизни и чего бы еще желал? «Я ни о чем не жалею,  прожил насыщенную жизнь, но если бы Бог подарил мне еще лет 40 жизни, я бы провел их в море».

 


21 декабря 2012 10:29
21 декабря 2012 09:48
21 декабря 2012 09:47

С чего начинается ваш рабочий день?
Сразу приступаю к работе
Чашечка кофе/чая
Просмотр почты
Изучение прессы
Планерка
Я регулярно просыпаю на работу

 
Рейтинг@Mail.ru

© 1995—2012 ГАУ МО «Электрогорское информационное агентство МО»

Подведомственная организация Министерства по делам печати и информации Московской области

 

Информационные
агентства МО
Полный архив
номеров газет