Случайное фото


Уважаемые читатели! Предлагаем Вам оформить электронную подписку на газету 'Электрогорские вести'. Уже утром каждого четверга на вашей электронной почте будет лежать свежий выпуск газеты 'Электрогорские вести'. Подробности по телефону: 3-22-43

21 декабря 2012 10:03

«Почему ярче добрые светятся…»

 Лев Александрович Зубков. О том, что это уникальный человек, умеющий играть на нескольких музыкальных инструментах, увлекающийся радиотехникой, занимающийся с детьми, пишущий стихи, я слышала много раз.

 


– Это Человек с большой буквы! Несмотря на возраст, – рассказывал Влад Титов, один из учеников Льва Александровича, – а ведь в следующем году ему будет 85 лет, он не говорит, как многие пенсионеры о том, что «нынче молодежь не та, не то, что в наше время…» Он с юмором смотрит на вещи и на свой возраст. Как настоящий учитель, Лев Александрович не раскладывал по полочкам, «не разжевывал» материал, а умел заинтересовать, направить своих учеников и правильно сориентировать в деле и в жизни. К нему на кружок каждый год записывались много мальчишек. Наверное, из ста ребят – 10 выбрали профессию, связанную с радиотехникой. А это большое достижение.
Оттого мне еще больше хотелось познакомиться с ним лично. Но в силу различных обстоятельств интервью взять не получалось. И вот, очередная попытка увенчалась успехом, он согласился, пригласил к себе в гости.
Музыкант
– Вот это ноябрьская демонстрация. Уже все в снегу, а наш оркестр торфопредприятия играет. На столе в большой комнате, хранящей интерьер 70-х-80-х годов прошлого столетия, разложены черно-белые фотографии. С них на меня смотрят молодые люди, идущие в колонне. Мой собеседник возвращается более чем на полвека назад, в свои воспоминания. – А это – майская. С женой идем в колонне торфопредприятия. Видите, какая колонна большая по количеству людей. В руке у меня кларнет. А на этой фотографии мы ждем оркестр ГРЭС. Иногда на демонстрациях наши оркестры объединялись.
Тут раздается с кухни свисток чайника. Супруга Льва Александровича готовит нам чай. На столе, как по мановению волшебной палочки, появляются конфеты, виноград. Она усаживается поудобнее в кресле, чтобы тоже послушать рассказ мужа.
– Играю на нескольких музыкальных инструментах: гитаре, скрипке, баяне и кларнете. Вообще, я можно сказать самоучка, на слух подбирал мелодии. В клубе им.Ленина раньше было много кружков. Если туда зайти, отовсюду слышались звуки музыки, стихи. В каждой комнате репетировали, пели, играли, танцевали… Вот в клуб я и пришел еще во время войны со скрипкой, доставшейся мне от родственников, к Федору Ивановичу Медведеву. Встретил он меня за роялем. Попросил сыграть «Вот мчится тройка почтовая»…  А в этой песне есть два разных варианта музыки, так он стал играть одно, я другое. Расхохотались. Он мне и говорит: «Ну, что слух у тебя богатый, как у меня. Но лучше тебе играть  не на скрипке, а на кларнете». Через две недели я уже играл и на этом инструменте. Весь репертуар, который мы исполняли, подбирал на слух.
– И в кого же у Вас абсолютный слух?
– Не знаю. Отец по призванию хлебопек. Начинал он тестомесом, а завершил свой трудовой путь директором хлебозавода.
Лев Александрович берет с полки последний выпуск альманаха электрогорских поэтов, открывает нужную страницу со своими стихами и негромко читает: 
«За широкой рыночной площадью
Возвышался наш хлебный завод,
Ну, а хлеб развозили на лошади,
И не знали мы лишних забот».
Эти строчки посвятил нашей старой улице Горького. А вот мать – Полина Ивановна – хорошо пела, участвовала в драмкружке.
Вообще сначала в поселок Электропередача переехал из Подмосковья мой дед, прочитав объявление о наборе специалистов, которые везде развешивал Р.Классон. Затем перевез и всю семью вместе с моим отцом. Второй дед – оружейных дел мастер, токарь высшего класса – приехал из Тулы вместе с семью сестрами и своей семьей, в которой уже росла моя мама. Так что родители познакомились и поженились здесь.
Электрик
В 1942 году был голод. Мать, посоветовавшись со своими сестрами, решила, что мне будет лучше уйти из школы и учиться в ремесленном училище, поскольку там лучше кормили: утром и вечером давали 200 г хлеба, в обед 300 г. К тому времени мне было 14 лет, и я окончил шесть классов. Сначала попал в слесарную группу. Мастер Буланов учил делать молотки и кувалды, ковать железо. Ведь рядом с училищем была кузница.
Однажды привезли нам большие ящики со снарядами. У ребят спросили, кто хочет помогать работникам ПАСМ-22 (Прим.ред. – Передвижная артиллерийская снаряжательная мастерская). Я согласился. Оказывается, там не смогли вытащить капсюли из гильз. А у нас в каждом кабинете станки. Так мы стали помогать ПАСМ. Высверливали испорченную гильзу, затем специальным приспособлением, нами придуманным, выкручивали капсюль. Работали сначала в дневную смену, а потом днем гильзы запретили возить по городу, поэтому пришлось трудиться ночью, самим разгружать и загружать ящики.
В свои 15 лет я уже хорошо разбирался в электрике. В свободное время ремонтировал допотопные рубильники. Мастер Карачинский, который работал с электриками, увидев это, забрал меня на следующий год к себе в группу. Так там до конца войны и проучился. Затем был у него помощником мастера.
По окончании училища в 16 лет получил распределение в Сибирь. Мать, узнав об этом, порвала все мои документы, диплом электрика пятого разряда, и никуда не пустила. Поработав еще какое-то время в ремесленном училище мастером, я отправился в электроцех ГРЭС-3, куда устроил меня отец, вернувшийся с фронта. Правда, на станции с меня, пацана, пятый разряд сняли, так как у электриков, работающих там по 10 лет, был всего лишь четвертый. Поэтому поначалу дали третий разряд. Однако предупредили, чтобы его удержать, надо окончить вечернюю школу. Пришлось ходить в клуб Ленина в школу. А чтобы мы не сбежали с уроков на танцы, нас запирали. Но теоремы изучать не очень-то хотелось, поэтому в форточку все равно убегали. К тому же я в это время уже играл в оркестре.
Радист
Служил я четыре года на Сахалине. Всех ребят сразу проверили на слух. Я с хорошим слухом попал в группу, которую  отправили в отдельную часть изучать азбуку Морзе. Готовили из нас сержантов по радиоделу, а преподавателями были бывшие фронтовики-радисты, прошедшие японскую войну. Там я получил первый разряд по радиоспорту. Есть у меня и диплом за проведение двусторонней радиосвязи или наблюдений с любительскими коротковолновыми радиостанциями с шестью континентами мира. Чтобы его получить, пришлось работать около четырех лет. Вообще у меня около 15-ти дипломов, после получения которых мне присылали открытки. Вот, например, из Америки от Элис. Выходили мы в эфир на коротковолновых радиолюбительских диапазонах. Я под позывным UA3DDQ , а вот на карточке написан позывной Элис – VB1GFM.  Тогда любительская радиосвязь была уже в законе, к тому же находилась под защитой Эрнста Теодоровича Кренкеля,  председателя федерации радиоспорта СССР.
Вернувшись в 1953 году домой из армии в Электрогорск, работал электриком в МВД Москвы. Нашу группу отправляли устанавливать трансформаторную подстанцию на генеральских дачах в Томилино, где содержались пленные немцы вместе с их военачальником  Паулюсом. Не раз видел его на прогулке. Хотя близко нам не разрешали подходить. Охрана за этим строго следила.
После был и связистом, и ремонтировал радиоточки – репродукторы на столбах, и проработал 20 лет мастером в электроцехе на торфопредприятии. А потом пошел заниматься с детьми. Преподавал в школе №15 и №14 радиодело и азбуку Морзе по поручению ДОСААФ, потом – в клубе радиолюбителей в КВР (ныне ЦВР) «Истоки». С деталями помогали коллеги из радиоцеха торфопредприятия. Мальчишкам давал задания, они их выполняли. Те, кто проучился у меня более года, умели собирать малогабаритные радиоприемники. Лев Александрович достает еще пачку фотографий, на которых запечатлены мальчишки, паяющие микросхемы.
– Вот этот талантливый, – перебирает он пожелтевшие фотокарточки, – а вот этот стал радиоинженером. Работает сейчас большим начальником. Только вот старею, забываю, кого как зовут…
Поэт
– А когда Вы стихи стали писать?
– Работая в «Истоках», мне приходилось ко всем праздникам придумывать поздравительные речи. Так получилось, что скопилось несколько стихотворений. Моим любимым критикам и учителям – Татьяне Поляковой и Светлане Титовой – посвятил стихотворение. Мой юмор они оценили. Сейчас стихов не пишу. Считаю, что если что-то делать, то надо делать или хорошо или никак.
Мне было приятно и легко разговаривать с Львом Александровичем, расспрашивать о годах молодости, узнавать новое об Электрогорске. Беседа располагала к раздумью. С таким названием у него есть замечательное стихотворение:
«Отчего мы бываем все разные:
Где бездушные, где прекрасные?
Почему ярче добрые светятся,
А недобрые – шепчутся, мечутся?

Отчего все не так нам живется,
Темной ночью не спится, неймется? 
Ведь под солнцем всем место найдется,
И две жизни прожить не придется…

Удивляется солнышко ясное –
Отчего не всегда мы прекрасные?»

 

Свежий выпуск

Дайджест новостей
21 декабря 2012 10:29
21 декабря 2012 09:48
21 декабря 2012 09:47

С чего начинается ваш рабочий день?
Сразу приступаю к работе
Чашечка кофе/чая
Просмотр почты
Изучение прессы
Планерка
Я регулярно просыпаю на работу

 
Рейтинг@Mail.ru

© 1995—2012 ГАУ МО «Электрогорское информационное агентство МО»

Подведомственная организация Министерства по делам печати и информации Московской области

 
Газета «Электрогорские вести»
ГУ МО «Электрогорское информационное агентство МО»

Информационные
агентства МО
Полный архив
номеров газет
Создавать или тут купить диплом высшего образования вот например.